Духовное творческое наследие Махмуда Эсамбаева вчера и сегодня

«Я только танцевал.  Танец — это была моя жизнь».

Махмуд Эсамбаев

Опубликовано в «Сборник статей преподавателей и аспирантов Академии танца Университета Н. Нестеровой» Хореография: история, теория, практика. Москва 2006

В древности  великих танцовщиков на Востоке называли многоликими. Они считались беспредельно могущественными. Таким чудо-танцовщиком нашего времени был Махмуд Эсамбаев.

Изменчивый, отрешенный, точный и расчетливый, импульсивный и бесхитростный. И все это – сразу, одновременно. Его участь — преодолевать препятствия на пути к своей несбыточной мечте, кружиться в вихре танца, возноситься в неизведанные высоты, покорять сердца людей своим волшебным могуществом танца.

Махмуд Эсамбаев

 

 «Торопитесь, непременно посмотрите Эсамбаева, потому что этот артист, при всем своем зрелом мастерстве найдет еще так много нового, что через несколько лет это, может быть, будет нечто совсем новое».

Цит А. Асаркан «Театр». 1960, №3 из док. повести Р. Нашхоева «Махмуд Эсамбаев – чародей танца»,  М., 2001 г., с. 43

 

Одаренный от природы необыкновенной выразительной пластикой тела, высоким ростом, совершенным музыкальным слухом, феноменальной памятью,  Эсамбаев с 7 лет   бывал с отцом на свадьбах, где плясал под одобрительный смех и восклицания старших. В 15 лет  уже танцевал в   Чечено-Ингушском государственном ансамбле песни и танца, в 19 — в Пятигорской оперетте.  В  годы войны Эсамбаев танцевал и во фронтовой концертной бригаде на передовой, и на строительстве оборонительных сооружений, и в военных госпиталях. А в 20 лет он стал солистом Киргизского театра оперы и балета, исполнял главные партии в классических и современных балетах — “Лебединое озеро”, “Бахчисарайский фонтан”, “Спящая красавица”.

Но в 50-е годы Эсамбаев решил оставить академическую сцену и обратиться к народному танцевальному творчеству. Как раз в то время была восстановлена Чечено-Ингушская АССР. Эсамбаев стал солистом филармонии своей республики и начал создавать танцы-новеллы, посвященные культуре разных народов. Среди его первых работ были индийский ритуальный танец «Золотой бог». Вот об этом периоде жизни и работе над танцем «Золотой бог» хотелось бы остановиться подробнее.

Индия – страна с древней танцевальной культурой, насчитывающей не одну тысячу лет. Согласно индуистской мифологии, первым танцором был бог Шива. Своим космическим танцем — Тандава — он создал мир из хаоса. Этим же танцем мог и разрушить его. В ипостаси танцора Шива известен как Натараджа — Владыка Танца. Поначалу танец был доступен лишь небожителям. В небесном дворце царя богов Индры устраивались пышные празднества, где самые прекрасные апсары — полубожественные танцовщицы — показывали свое искусство. Вот как описан этот танец в древнем санскритском тексте:

«Энергия третьего глаза Шивы заставляет содрогаться все миры. Шива ослепляет своей сдержанной улыбкой. По волосам Шивы, украшенным луной и звездами, спускается на землю Ганга. В руках Натараджи — трезубец, барабанчик и священный огонь…»

Перевод фрагментов с санскрита И. Д. Серебрякова по изданию  Столепестковый лотос: Антология древнеиндийской литературы. — М.: 1996 Бхарата-муни Натьяшастра

Простым смертным не дано было видеть танцы богов. Но мудрец Бхарата за свои великие подвиги и аскезу был удостоен милости присутствовать во дворце Индры. Бхарата захотел, чтобы людям тоже стало доступно искусство танца. Он смиренно обратился к Брахме, создателю драмы, и Шиве, первому танцору, прося их открыть свои знания. Получив из уст Брахмы эти знания, Бхарата записал их. Так, по преданию, возникла  (известная также под названием «Бхарата Шастра») — «Наука о танце», трактат, на основе которого развились все стили классического танца Индии.

Дошедшие до наших дней, индийские танцы отличаются глубокой философичностью. В сущности, они — целые танцевальные драмы, передающие при помощи пляски и пантомимы сложный мир ярких образов и идей. Махмуда удивляло и восхищало то, что система индийских условных жестов, все пластические движения подчиняются тщательно разработанным правилам, своеобразной хореографической грамматике. Различные действия, эмоции и даже понятия обозначаются точным положением и движением каждой части тела. В этом немом разговоре главная роль отведена наиболее выразительным органам человека – глазам и рукам, особенно положению пальцев, так называемым мудра. Мудра – это как буквы алфавита, из которых слагаются слова и фразы. Они являются составными частями жестов, условно обозначающих те или иные понятия.

Как в пяти позициях ног заключены основные принципы классического балета, примерно так же на 24 основных мудра опирается индийская школа танца, отличающаяся исключительной изобретательностью и богатством словаря.

Один из самых древних и сложных стилей Бхарат Натьям, названный так по имени Бхарат Муни, автора «Натьяшастра», осваивал Махмуд  Эсамбаев.

До встречи с Эсамбаевым Элеонора Николаевна Грикурова, преподаватель студии танца Государственного ансамбля народного танца СССР под руководством И.А.Моисеева, тогда еще сравнительно молодой специалист по восточным танцам, редко обращалась к постановке сольных танцев для отдельных исполнителей. Вот как она сама рассказывает об этом.

«Ко мне обратились из филармонии. Попросили поставить индийский танец для танцовщика Мухмуда Эсамбаева. Я никогда раньше не слышала этого имени. Поинтересовалась, знает ли он технику индийского танца и сколько ему лет. Мне ответили, что индийские танцы он не танцевал, а лет ему за тридцать. Индийским танцам учат с детства, и лишь немногие становятся профессиональными танцовщиками. Ясно, что ни о какой постановке танца для Эсамбаева не может быть и речи». 1

Но упорная настойчивость Эсамбаева сделала свое дело и Элеонора Николаевна разрешила ему прийти на репетицию.

 « …То, что произошло дальше, было просто невероятно. Он начал буквально «фотографировать» меня. Что бы я ни показала, повторяет абсолютно точно. Подхлестнуло это меня, показываю элементы все более сложные. Для него как будто нет никаких трудностей! Схватывает не только само движение, но стиль, манеру исполнения…И тогда я поняла, что передо мной человек, самой природой созданный для танца и готовый все отдать ему». 2

Так с легкой руки Грикуровой родился  индийский танец Эсамбаева.

«Все трудное время работы над этим номером, — говорит Махмуд Алисултанович — когда я репетировал под руководством Элеоноры Николаевны, я вспоминаю как праздник. Весь – умом и сердцем – я предался этому танцу. «Золотой бог» снискал внимание и  зрителей во всех странах, где довелось мне побывать. И, видимо, успех, и сценическое долголетие этого номера объясняется тем, что мир легенд, который тысячелетиями создавал народ Индии, стал для меня реальным и жизненным». 3

« …На сцене мрак. Только слышны мелодичные и размеренные звуки индийской музыки, призывающие к вниманию, к посвящению в таинство танца. Вспыхивает серебристый луч прожектора и вырывается из темноты сверкающее золотом «изваяние». Танцовщик находится в глубоком плие. На голове сверкающая корона. Звучит музыка. А танцовщик все так же неподвижно сидит, не шелохнувшись. Через некоторое время вдруг замечаешь, что он уже, оказывается, немного поднялся. Значит, происходит движение тела, незаметное глазу. Индийцы тысячу лет назад рассчитали эту скорость подъема танцовщика – так поднимается из-за горизонта солнце». 4

1, 2 , 3, 4   Пожидаев Г. «Повесть о танце», М.»Молодая гвардия», 1972г.

 

Индийский танец часто называют одной из форм йоги, и это так и есть: цель йоги – единение с высшим божеством, Абсолютом (йога – санскр. связь) посредством определенных духовной и физической практик. Назначение йогического пути, так же как и кульминационный момент танцевального действа — мокша – освобождение из порочного и тягостного круга бытия и слияние с Богом. Но задача исполнителя ритуального танца усложняется тем, что ему необходимо привести в это состояние не только себя, но и зрителей. Талантливый танцор несет в себе божественную энергию, и её излучением объясняется тот факт, что немало зрителей, созерцающих храмовые танцы, не только испытывали особое чувство благодати, но и избавлялись от многих недугов. Нечто подобное происходит при исполнении своих танцев шаманами. Считается, что ими овладевают духи. А в тело индийского танцора входит сам бог Шива Натараджа, Владыка танца. И неудивительно, что тот, для кого индийский классический танец стал частью образа жизни, непрерывно испытывает на себе его благотворное очищающее влияние и созидательную силу.

За двадцать дней был поставлен танец «Золотой бог». Для самих индийцев сей факт, оказался, несравним ни с чем, а сам исполнитель был прозван необыкновенным чудо-танцовщиком.

Надеюсь, что исследования в области творчества Махмуда Эсамбаева обогатят технический потенциал Российской танцевальной школы. Результатом своих творений,  своим подходом к работе и умением владеть душой танца Махмуд Эсамбаев показал реализацию уникальных возможностей человека,  пример формирования танцора как индивидуальной личности. Поэтому ведущей целью в образовании танцовщика, на мой взгляд, становится не объём усвоенных знаний и умений, а гармоничное разностороннее развитие личности, дающее возможность реализации уникальных возможностей человека, подготовка его к жизни, его психологическая и социальная адаптация.

Махмуду Эсамбаеву были присвоены самые высокие награды страны и почетные звания — Народного артиста СССР и всех союзных и автономных республик, Героя социалистического труда. Трижды он был лауреатом Международных конкурсов. Его при жизни по праву называли «чародеем танца», «Шаляпиным в танце», звездой балета и эстрады, великим, гениальным, «легендой XX века»… Об Эсамбаеве и с его участием снято несколько художественных и документальных кинофильмов. 1 Его имя  навечно  на плите в галереи «Звезд эстрады Российской Федерации» в Москве перед Государственным Концертным залом “Россия”

  • 1 .1/ Фильм-балет «Лебединое озеро»
  •  2/ Фильм «Я буду танцевать»
  •   3/ фильм «Земля Санникова» — роль шамана.
  •   4/ фильм «Пока бьют часы» — роль придворного музыканта
  •   5/ фильм «В мире танца»

Но все же главное в ином. Развитие общества XXI века определяет стремление к различным формам толерантности. На мой взгляд, одним из подходов к взаимопониманию человеческого общества является язык танца. И Махмуд Эсамбаев, этот Гениальный Человек смог  не только представить зрителю величайшее танцевальное искусство, но и донести до каждого жизнь и духовность различных народов мира посредством танца. Любовь и дружба, добро и красота были целью его творчества, основой его взглядов.

Голушко Оксана Дмитриевна

Оставить ответ