Ритуальные танцы — доклад для аспирантуры

Ритуал — форма символического действия, выражающая связь субъекта с системой социальных отношений и ценностей, проявляется в регламентированной последовательности действий.

Опубликована в сборнике статей «Научный потенциал 21 века». Межвузовская конференция молодых ученых и студентов. Москва 2007 год.

Уникальный феномен танца возник из потребности человека выразить свой внутренний эмоциональный строй, чувство сопричастности окружающему миру. Не имея математического образования человек, чувствовал, что все, что существует во времени, подчинено ритмическим закономерностям. В живой и неживой природе любой процесс ритмичен и периодичен.

Первобытный танец возник до музыки и существовал первоначально под ритм простейших ударных инструментов. Ритмически организованное телодвижение оказывает сильное влияние на подсознание, а затем и на сознание. Это свойство танца, использующееся в танцевальной терапии сегодня, уходит корнями в древнюю традицию ритуальных плясок. Архаичные танцевальные ритуалы не являлись продуктами свободного художественного творчества, а были необходимым элементом сложной системы взаимоотношения с миром. Танец всегда имел своей целью соединение человека с могущественными космическими энергиями, расположение к себе влиятельных духов природы. Если ритуал переставал удовлетворять, то он умирал и на его месте формировался новый, более перспективный. «Человек в танцах и искусстве древности был как бы воплощением подсознания Вселенной»

 

У древних народов военные ритуальные танцы проходили в мощных ритмизированных формах. Это приводило к слиянию участников танцевального действия и зрителей в едином ритмическом пульсе, что высвобождало колоссальное количество энергии, необходимое в военном деле. Давно замечено, что групповые ритмические телодвижения приводят к появлению мистического чувства родства, единения людей друг с другом. Поэтому многие народы имеют в своей истории танцы, построенные по принципу круга, танцы в кругу, сплетя на плечах друг друга руки или просто держась за руки. Танец давал необходимую энергию для переживания важных жизненных событий. К примеру, в культуре древних народов майя  танец «Взятие кавиля», что в переводе  буквально означает «танец взятие» — являлся  важнейшей частью церемонии восшествия на престол во всех царствах майя.

В более архаичных культурах встречается культ об умирающем и воскресающем звере, особенно популярном среди охотничьих племен. Действительно, если в культе умирающего и воскресающего бога, популярном в земледельческих культурах, отразилось стихийное стремление с помощью магии ритуалов умилостивить «демонов плодородия», то для охотников такую же жизненную необходимость составляли обряды, направленные на воспроизводство промыслового зверя. Важным элементом этих ритуальных праздников было самооправдание, обращение к духу животного с просьбой не сердиться на людей, вынужденных убивать его. Люди верили, что после смерти животное воскресает и продолжает жить.

При храме Амона в древнем Египте  существовала специальная школа, которая готовила жриц-танцовщиц, вся жизнь которых проходила в танце. Это были первые профессиональные исполнители. Известен также астрономический танец жрецов, который изображал гармонию небесной сферы, ритмическое движение небесных тел во Вселенной. Танец проходил в храме, вокруг алтаря, поставленного по середине и представлявшего солнце. Описание этого танца есть у Плутарха. По его объяснению, сначала жрецы двигались с востока на запад, символизируя движение неба, а затем с запада на восток, что соответствовало движению планет. С помощью жестов и различных видов движений жрецы давали представление о гармонии планетной системы.

Танец всегда имел ярко выраженный ритуальный характер, являлся ли он частью религиозного культа, служил ли средством общения (бытовые танцы и танцы празднеств), являлся ли он магическим танцем-заклинанием, он всегда был строго выстроен.

Тотемические пляски, которые могли длиться по нескольку дней, представляли из себя сложные многоактные действа, имели целью уподобление своему могущественному тотему. На языке северо-американских индейцев тотем буквально означает «его род». Тотемические мифы — это сказания о фантастических предках, потомками которых считали себя древние люди. Тотемом является не просто какое-либо животное, а существо зооморфного вида, способное принимать облик животного и человека. К нему, как к божественному  существу и были обращены танцевальные ритуалы. Они имели большое влияние на  верившего в него древнего человека, помогали обрести силу, хитрость, выносливость и другие качества, присущие тому или иному тотему, заручиться его поддержкой.

Танец, как часть религиозного культа, мог обеспечивать вхождение в особое психическое состояние, отличное от обыденного, в котором возможны различного рода мистические контакты с миром духов.  И главное заключалось в том мистическом состоянии, которое наступало через несколько часов после начала танца. Оно напоминало наркотическое опьянение от собственного движения, когда границы реальности становятся прозрачными и, скрытая за ними вторая реальность становилась такой же воспринимаемой. Танец переводит в другую плоскость бытия. Наблюдающему со стороны трудно понять происходящее. Все это имеет свою скрытую внутреннюю, таинственную логику. Рациональное мышление в данном случае бессильно, это область интуитивного познания, открывающаяся через переживание этой реальности.

Говоря о ритуальных танцах нельзя пройти мимо шаманизма. Помимо ритуала он является ещё и самой древней системой целительства в мире. Особенно широко шаманизм распространен в племенных культурах, которые, развиваясь на значительных удалениях, друг от друга, создали системы поверий, поразительно схожие между собой. Шаманом называется человек, который, погружаясь в особое исступленное состояние сознания, обретает способность общаться с оберегающими и помогающими духами и черпать из потусторонних источников значительную силу. Главной целью шаманизма является лечение тела и рассудка. Его используют также для гадания и для обеспечения хорошей  охоты и процветания племени или деревни.
Шаманизм представляет собой сложное явление, и его часто ошибочно приравнивают к магии, волшебству и колдовству. Способность впадать в экстатический транс, связываться с духами, исцелять или предсказывать будущее еще не делает человека шаманом.

Данные археологии и этнографии свидетельствуют, что шаманизм существует уже от 20 до 30 тысяч лет. Не исключено, что на самом деле он еще старше и появился на свет одновременно с человечеством. Следы шаманизма обнаружены во всем мире, включая очень удаленные части обеих Америк, Сибирь, Азию, Австралию, северную Европу и Африку. В соответствии с некоторыми современными теориями определенные формы шаманизма, составившие основу европейского волшебства и колдовства, практиковали кельты и друиды.
Если обратиться к творчеству  уникального танцовщика Махмуда Эсамбаева, то в его творческом багаже есть танцевальные композиции, которые можно причислить к ритуальным танцам.

 

Красив и своеобразен ритуальный танец древних инков «Павлин». Загадочность древней цивилизации он передал  необычной посадкой головы, причудливыми изгибами тела, вычурной пластикой.

 

Ритуальные танцы

 

Эсамбаев создавал свои танцы по мотивам, почерпнутым им во время гастролей по стране и за рубежом. Он изучал фольклор данного народа,  занимался  с известными танцовщиками и преподавателями, и даже был приглашен  на ритуальный праздник жертвоприношения в Бразилии. Гастрольные поездки обогатили его творческий багаж  интересными хореографическими постановками, в которых отразились характеры многих народов. «Я объездил стран 100, наверное. Везде есть что-нибудь примечательное и удивительное» (Махмуд Эсамбаев).

Один из наиболее сильных по своему эмоциональному воздействию на психику зрителя, сложных для исполнения и самых прекрасных по рисунку танцев в программе Махмуда Эсамбаева – бразильский танец «Макумба». Это повествование о самопожертвовании ради любви к людям, о борьбе героя-шамана, помогающего людям спастись от беды и смерти. Вот что рассказывает Махмуд об этом танце: «Меня учила «Макумбе» великолепная бразильская танцовщица Мерседес Баптиста. Она не только хорошо танцует, она серьезно занимается историей танца своего народа. Мерседес рассказала мне про «Макумбу». Это древний танец, танец заклятие, танец-самопожертвование. Его танцуют тогда, когда на дом обрушивается несчастье. Умер ребенок, умер хозяин. Всем ясно: злые духи поселились в доме, и их надо изгнать. Зовут колдуна. Колдун приходит ночью, залитый белым светом луны. Под мышкой он несет курицу, белую, как луна. Произнося заклятия, он режет курицу и ее кровью мажет себе лицо. Потом начинает танцевать. Во время танца злые духи входят в колдуна и убивают его. Вместе с ним умирают и злые духи. «Макумба» приносит счастье дому, в котором ее танцуют».

«Макумба» — своеобразный танец, очень сложный не только для исполнителя, но и для  зрителей. Со слов зрителя, танец с первой же минуты  захватывал так, что доводил до исступления стремительными движениями, необычным ритмом, какими-то дикими возгласами, душераздирающими криками, световыми эффектами, нечеловеческой музыкой.

Сам танец был настолько  виртуозно поставлен, что можно сказать о перевоплощении Эсамбаева в роль колдуна.  Были  случаи, когда люди приводили своих больных детей, просили его исцелять после этого танца. То есть настолько верили в то, что он на самом деле колдун. И, наверно, не случайно в фильме «Земля Санникова» именно ему была предложена роль шамана.

Чрезвычайно удачным был и экзотический костюм, настоящий, преподнесенный артисту в Бразилии. Он подчеркивал ритуальность происходящего. Высокий головной убор из перьев больших птиц, облегающее недлинное одеяние из шкур леопарда. Над талией и над босыми ступнями  свисают со шкур от одежды, как настоящие, звериные лапки. Весь костюм и яркий грим подчеркивали ритуальность происходящего, открывали тайну происходящего, подчеркивали виртуозность исполнителя.

Танец никого не мог оставить равнодушным. С этим номером Махмуд Эсамбаев всегда выходил в финале концерта. После этого танца ни один номер не воспринимался бы, настолько сильно его воздействие на зрителей.

Бразильцы говорят, что «Макумба» приносит счастье. Возможно это и правда. В мае 1964года в городе Херсоне произошел уникальный случай с юношей Анатолием Барыгиным. Журналист Руслан Нашхоев писал: «Танец Макумба» начался. Все порывистей, быстрей становятся движения и жесты, все трудней уследить за их молниеносной стремительностью. Борьба все нарастает, ритм убыстряется. Нервное напряжение таково, что оно, как раскаленная магма, выливается в зал. Хочется закрыть уши, глаза и крикнуть: «Не убивай себя, хватит!» А «Макумба» все набирает темп. Уже захватывает дыхание, сохнут губы. Колдун чудовищно вращает головой из стороны в сторону, бешено мечется. И вдруг, издав дикий крик, он замертво падает, унося с собой злых духов.

Стояла абсолютная тишина, будто зал был пуст: люди приходили в себя. Наконец загремели аплодисменты. И тут с верхнего яруса раздался крик: «Махмуд! Голос!» Это кричал Анатолий Барыгин. Пережив сильное нервное потрясение, он вновь обрел голос. Но тут же потерял сознание и упал. Наконец юноша очнулся. Он быстро заговорил, смешивая слова со слезами. Сообщение об этом чудесном исцелении облетело всю нашу страну. «Разве это не божественное чудо, не проявление воли Всевышнего?» — говорили люди».

Пусть говорят, что чудес не бывает, но вряд ли кто-нибудь станет отрицать великую чудодейственную силу настоящего искусства.

Голушко Оксана Дмитриевна

Аспирант Академии Образования Н. Нестеровой

Оставить ответ